ТЕМЫ, СТАТЬИ   Регионы

 

ОБЩЕСТВО "ЗАГОРОДЬЕ"

      
Ф.Д. Климчук
«Полесский топоним Загорóдье»

[Загароддзе-1. Матэрыялы Міждысцыплінарнага навуковага семінара па пытанях даследавання Палесся (Мінск, 19 верасня 1997 г.). -- Мінск, 1999. -- С. 10—23]

Архив...

Н.И. Толстой в одной из работ[1] констатирует факт, что принцип номинации по месту жительства в средневековой славянской (и не только славянской) антропонимии и этнонимии относился к ведущим принципам. В качестве примера он приводит отрывок из "Повести временных лет", где идёт речь о наименованиях славянских племён Моравы, Полян, Древлян, Дреговичей. Далее Н.И. Толстой говорит: "Этот же принцип можно наблюдать в современных (по своему происхождению достаточно древних) полесских этнонимах: багнюки (ср. багно ’болото’), загородцы (ср.  историч. область Загородье за городами Туров, Небель, Городно и др., ...)".

Для нас особенно ценны замечания Н.И. Толстого о загорóдцах и Загорóдье, поскольку этим наименованиям посвящена настоящая работа.

Итак, по Н.И. Толстому, этноним[2] загородцы, с одной стороны, современный, с другой – достаточно древний. Далее – этноним загородцы --  вторичный по отношению к названию исторической области Загородье. Далее – указанный этноним образован по весьма распространённой в прошлом славянской модели. Н.И. толстой называет юго-восточный участок границы Загородья – условно по линии Туров – Городно – Небль.

Перейдём теперь к иным сведениям о Загорóдье и загорóдцах.

Один из наиболее значительных населенных пунктов на территории исторической области Загородье – деревня (в прошлом – местечко) Погост – Загородский в северо-восточной части Пинского района Брестской области, центр Загородского сельсовета. Права местечка получил в 1572 г.[3], лишился статуса местечка после Великой Отечественной войны.

Древнейшие сведения о Загородье в письменных источниках относятся к середине ХVІІ в.[4]. Так. 18 мая 1657 г. написан универсал маршалка и хорунжего Пинского повета, в котором он приглашает всех шляхтичей из Загородья и Заречья на съезд в Пинск к 23 мая того же года. В универсале маршалка Ельского и хорунжего Пинского повета Орды от 11 мая 1660 г. предписывается всем шляхтичам Пинского повета, как с Загородской, так и Заречской стороны, явиться 14 мая в Пинск в полном военном снаряжении. В универсале хорунжего Пинского Василия Альбрихта Орды от 2 июля 1660 г. предлагается всем шляхтичам Пинского повета, как с Загородской, так и с Заречской стороны, собраться 4 июля в Пинске в полном военном снаряжении. В документе за 1660 г. говорится также о переправе из Загородья через р. Пину на юг, в "маетность Местковицкую".

Из приведенных фактов видно, что в середине ХVІІ в. деление Пинщины на Загородье и Заречье являлось традиционным и устойчивым, т.е. такое деление должно сформироваться намного раньше. О северной границе Заречья, иначе, Заречской волости видно из документа середины ХVІ в.[5]. Проходила эта граница по рекам Пине и Припяти. Таким образом, в те времена Пинский повет делился на центрально-северную часть, или Загородье, и южную часть, или Заречье[6]. В первой половине ХVІ в. Пинский повет (до 1521 г. – княжество) занимал территорию от Дрогичина на западе до Видибора, Дубоя и Бережного на востоке. В 1508 г. в его состав вошла Вядская волость (юг нынешнего Ивацевицкого района), а в 1566 г. западная часть нынешнего Дрогичинского района, а на востоке – территория до р. Уборть. Вероятно, изменение границ Пинского повета повлекло за собой изменения официальной и общенародной точки зрения на территорию Загородья.

В 14-м томе Польского географического словаря, изданном в 1895г.[7], территория Загорóдья определяется следующим образом. Это волости Пинского уезда полностью: Погост-Загородская, Лунинская, Кожан-Городокская, Ставокская, Пинковичская,  Поречская и частично – Доброславская, Логишинская, Жабчицкая, Бродницкая. Они [Старонка 10]↑ 
включают нынешний Пинский район к северу от Пины и Припяти, Лунинецкий район без северных и юго-восточных окраин, восточные окраины Ивановского района (к северу от Пины). Сравнительно с  ХVІ -- ХVІІ в. территория Загородья конца ХІХ в. не включает основных частей нынешних Дрогичинского и Ивановского районов, которые в 1791 г. вошли в Кобринский уезд. В конце ХІХ в. в Загородье включена основная часть нынешней Лунинетчины. Последняя в первой половине ХVІ в. в состав Пинского княжества и повета не входила. Но нельзя исключать, что к Загородью в то время ее относили.

Деление Пинщины на низменную южную часть или Зарéчье (Зарíччэ) и более возвышенную центрально-северную часть Загорóдье (Загорóдде) закрепилось в народной этнонимике. Этноним загородцы как самоназвание употребляется редко. Но фактически повсеместно жители южной части Пинского и юго-западной части Столинского районов (территории к югу от Пины и Припяти) называют загородцами жителей Пинщины к северу от Пины и Припяти, соответственно места их расселения – Загородьем: Хойно (сообщил М.А. Тычина), Рухча (сообщил В.Л. Веренич), Ласицк и др. Старожилы г. Пинска сообщали, что для них традиционно называть центрально-северную часть Пинского района Загородьем, а южную – Заречьем. Заметим, что граница по Припяти  к востоку от р. Стырь не является границей между возвышенной и низменной местностями. Между низовьями Стыри и Горыни преимущественно возвышенная и южная часть Надприпятья. Жители этих мест (запад Столинского района) называют заречукáми своих соседей, населяющих низменную часть Пинщины к западу от низовьев р. Стырь. Здесь же, в северо-западной Столинщине, несколько иначе, нежели на юге Пинского района, определяют территорию Загородья. Для жителей указанного региона Загородье – это область, лежащая к северо-западу от рек Прияпти и Пины и от г. Пинска. Носителей севернобрестских говоров Лунинетчины западные "стóлинцы" к загородцам не причисляют.

Юг Ивацевичского района Брестской области (ранее Телеханский район, в средневековье – Вядская волость) в состав Пинщины вошел в начале ХVІ в. Согласно 14-го тома Польского географического словаря (1895 г.), эта территория к Загородью не относилась. От центральной Пинщины указанный регион отличается особенностями говора, материальной и духовной культуры. В этом регионе (с.с. Святая Воля и Гутка, сообщил Я.Г. Самуйлик) знают о наименованиях Загородье и загородцы, свой регион к Загородью не относят. Указывают, что названный регион находится ближе к Пинску, его жители – загородцы.

Таким образом, в отношении границ Загородья выявлены два варианта. Первый вариант определен Н.И. Толстым. Это юго-восточные границы Загородья. Они проходят по низовьям Горыни, условно по линии Туров – Городно – Небль. Согласно второго варианта юго-восточные границы региона проходят по Пине и Припяти, северо-восточные – приблизительно по границам загородских говоров с севернобрестскими. Восточные границы в ХVІ в. вероятнее всего совпадали с границами загородских говоров с севернобрестскими. В конце ХІХ в. эти границы проходили восточнее, относя к Загородью центральную Лунинетчину. Западная граница Загородья в ХVІ–ХVІІ вв. ограничивалась Дрогичинщиной, а в конце ХІХ в. – восточной частью нынешнего Ивановского района.

В с. Бережцы Житковичского района Гомельской области И.Я. Яшкин зарегистрировал два варианта границ Загородья. Они в основном соотносятся с приведенными выше вариантами. Заметим, что с. Бережцы, о котором идет речь, расположено вблизи границы Гомельской области с Брестской, в 8 км. к юго-западу от Турова, в 12 км. к югу от Припяти. Согласно первому варианту юго-восточной границей Загородья, определяемой в Бережцах, является "шлях" (большак), соединяющий Туров, Давид-Городок, Столин и Городную. Этот вариант границы Загородья очень близок к варианту, предложенному Н.И. Толстым. В данном случае граница локализуется в низовьях Горыни и окрестностных регионах. Согласно второго варианта территории Загородья, определяемой в Бережцах, -- эта область расположена к северу от железнодорожной

  
[Стр 11]↑ 
 
линии Брест – Гомель. На первый взгляд кажется, что указанный вариант сложился совсем недавно. Но, может быть, это не совсем так. Железнодорожная линия Брест – Гомель вблизи низовьев Горыни проходит немногим севернее Припяти. Так не является ли это отражением средневекового взгляда на Припять как на границу Загородья? Далее – к югу от Припяти в рассматриваемой области много густонаселенных регионов, к северу – много больших лесных массивов. Не является ли это свидетельством того, что в давние времена жители относительно густонаселенной области называли Загородьем соседнюю редконаселенную область?

В наименовании Загородье весьма прозрачна корневая основа        -город-. Отсюда часто делали следующий вывод о происхождении названия: Загородье -- область, находящаяся за городом Пинском. На первый взгляд кажется все предельно ясным. Однако имеют место следующие несоответствия. В брестско-пинских говорах слово гóрод до середины ХХ в. практически отсутствовало. Для обозначения города, местечка, городского поселка употребляли слово мíсто. Слово город употребляли книжники (параллельно со словом місто) для обозначения города или местечка, являющегося крупным административным центром (центром губернии, воеводства, уезда). Місто – это населенный пункт, где концентрировалось ремесло, где проводились торжища, ярмарки. Далее – жители южной Пинщины, называя своих северных соседей загородцами, объясняют, что последние живут к северу от рек Пина и Припять, часто не называя при этом міста (слово город ранее им было неизвестно) Пинска. Жители центрально-северной части Пинщины не называют своих южных соседей загородцами (а заречуками), хотя они живут по отношению к первым за городом Пинском.

Таким образом, несмотря на то, что в средневековье и в новое время топоним Загородье, о котором идет речь, был наиболее употребителен на Пинщине и относился преимущественно к ее центрально-северной части, скорее всего первоначально возник не в этом регионе, На Пинщине к ХVІ в. он закрепился, как наименование более возвышенной, северной или северо-западной ее части. Загородский север (северо-запад) противопоставлся югу или юго-востоку, возвышенное Полесье – низменному.

Теперь обратим внимание на приведенную выше точку зрения Н.И. Толстого об этимологии топонима Загородье и его юго-восточной границе: "...Историч. область Загородье за городами Туров, Небль, Городно и др. ..." Загородье – область за городами, а не за городом. При этом указывается, за какими городами – Туров, Городно, Небель;  данные И.Я. Яшкина дают основания дополнить этот список: Давид-Городок, Столин. С какой же исторической реалией соотносится граница по линии городов Туров – Давид-Городок – Столин – Городное – Небель? Эта граница включает в Загородье только окраины исторической Туровщины в узком смысле, исторической Давид-Городотчины и Дубровицкого княжества, не включает в его состав южные низменные окраины исторической Пинщины. А в общих чертах эта граница соотносится с юго-восточной границей Пинского княжества ХІІ – ХVІ вв., а видимо, и более ранняя граница Пинской волости ХІ – ХІІ вв.

И снова противопоставляется загородский север и северо-запад не загородскому югу и юго-востоку. И снова, Загородье – преимущественно возвышенная часть Западного Полесья. Это и "типичное" Загородье к северо-западу и северу от Пины и Припяти, и междуречье Стыри и Горыни. В Загородье, правда, теперь включено низменное Заречье к западу от Стыри. Но общей картины это не меняет. Полесские регионы, расположенные южнее и юго-восточнее Загородья в целом более низменные. Это север нынешних Волынской и Ровенской областей Украины, и юго-восток Столинского района Брестской области, и крайний юго-запад Гомельской области. 

Но юго-восточную границу Загородья по линии Туров – Давид-Городок – Столин – Городное – Небель тоже нельзя считать изначальной. Зарождение топонима Загородье в указанном регионе невозможно объяснить. В долитовский период в той части Полесья, которая прилегает с юго-востока и юга к Загородью существовали города: Туров, Давид-Городок, Смядынь, Вручий (Овруч), Высоцк, Дубровица, Степань, Черторыйск, Камень (теперь Камень-Каширский), Любомль, Вишега, Турийск. На территории же 

[Стр12]↑ 
 
Загородья: Пинеск (Пинск), Городен (теперь с. Городная Столинского района), Небль (теперь Небель Заречненского района Равенской области), Здитов (находился на территории с Старомлыны Дрогичинского района), Кобринь, Берестье (Брест), Каменец, Дорогичен-над-Бугом, Бельск. Как видим, в ХІ–ХІІІ вв. в Западном Полесье и в прилегающих регионах не наблюдается противопоставление одной области, которая характеризовалась бы обилием городов,  другой области, в которой города исчислялись бы единицами. Весь рассматриваемый регион был покрыт в указанный период сетью городов. Таким образом, в ХІ – ХІІІ вв. не было соответствующих условий для возникновения в Западном Полесье области с наименованием Загородье. Это наименование с соответствующим значением, очевидно, восходит к предшествующему периоду.

Этимология рассматриваемого топонима Загородье – ’область, в которой отсутствуют города или их очень мало в отличие от какой-то соседней области, характеризующейся обилием городов’.

Различается значение слова гóрод (белор. гóрад) в разные эпохи. В настоящее время – это крупный населенный пункт,  промышленный, торговый и культурный центр. Средневековый город (и местечко) – это в первую очередь центр ремесла и торговли. Средневековым городам предшествовали так называемые протогорода. В протогородах, как и в средневековых городах, тоже наблюдалась концентрация ремесла и торговли. Только уровень их развития находился в зачаточном состоянии. Наиболее типичным для Западного Полесья населенным пунктом, который к Х в. сформировался как протогород, является поселение на месте нынешнего с. Городище Пинского района[8] . Поселение находилось в 12 км. и северо-востоку от нынешнего Пинска. Возникло поселение в конце VІІІ в. В начале ХІ в. оно разрушено. Учёные полагают, что это поселение являлось первоначальным Пинском. Кстати, Пинск, как средневековый город, возник на нынешнем месте вскоре после разрушения поселения-протогорода в начале ХІ в. на месте с. Городище. Первое упоминание о Пинске в грамоте относится к 1005 г.[9], первое упоминание и нём в летописи – к 1097 г. Видимо, к протогородам в конце І в. относились Туров (упом. в летописи в 980 г.) и Берестье (упом. в грамоте в 1005 г.[10], в летописи в 1017 и 1019 гг.). Древнейшим протогородом на юго-западной окраине Полесья являлось поселение на территории с. Зимно около Владимира-Волынского[11] . Датируется оно VІ – первой половиной VІІ вв. Уничтожено в средине VІІ в. аварами. Существовали определённые условия для превращения в протогород городища Хотомель (северо-восточнее г. Столина)[12]. Таким образом, размещение в Западном Полесье и соседних территориях протогородов не даёт оснований выделения "более" или "менее" городских регионов.

В догородской период восточные славяне употребляли слово гóрод. Употребляли его и жители Западного Полесья. Слова мíсто в те времена скорее всего в указанном регионе не знали, поскольку тогда не существовало здесь ремесленных и торговых центров.

Слово гóрод в догородскую эпоху у восточных славян обозначало небольшое укрепленное поселение. Археологи называют его городище. Оно не являлось центром ремесла и торговли, поскольку таковых поселений в рассматриваемый период восточные славяне вообще не знали.

В связи с этим обратимся к истории городищ.

В скандинавских сагах[13] Русь называется Garđar (Х – ХІІІ вв.), Garđariki (ХІІІ в.). Древнее скандинавское слово garđr по основным значениям соответствует древнерусским город, град. В этом отношении Русь для скандинавов – это страна городов, градов, т.е. укрепленных поселений. Первая фиксация топонима Garđar относится к 996 г., т.е. к этому времени должно было уже сложиться скандинавское наименование Руси. Из всех восточно-славянских областей скандинавы ранее всего (около середины VІІІ в.) столкнулись с Новгородской землей. В Новгородской же земле к ІХ – Х вв. было всего четыре города (Новгород, Псков, Ладога, Изборск), однако имелось более 20 поселений-городищ. Новгородская земля не является исключением. В ІХ – ХІІІ вв. вся восточнославянская область была покрыта сетью городищ, где их насчитывал около 1400[14]. Но плотность городищ в разных регионах Восточной Славии существенно различалась.

 
[Стр 13]↑ 
 
Припятское Полесье характеризовалось пониженной плотностью городищ[15]. Правда, и в Припятско-Полесской области городища встречались повсеместно. Особенно много их было в поречьях рек Припяти, Горыни, Случи (северной). Наиболее низкой плотностью городищ выделялась западнополесская область. На юге она ограничивалась течением Припяти от ее истоков до г. Небеля. От Небеля проходила далее на восток до г. Городен, затем шла далее на восток до г. Столина (в пределах нынешнего Столина существовало городище). От Столина шла на север западнее Горыни и Случи (северной). На севере эта область ограничивалась линией: истоки р. Ясельды, южнее Выгоновскского озера и далее на восток до р. Случь. Как видим, очерченная территория в общих чертах соответствует нынешнему Брестско-Пинскому Полесью. Характерно, что здесь, несмотря на небольшое число городищ, было немало неукрепленных поселений[16] Эта область действительно находилась за городищами-городами по отношению к Понёманью, поречьем Припяти и Случи, к южной Волыни.

Границы Древней Руси не были постоянными. В 882 г. под властью князя Олега были объединены ранее самостоятельные Русь Приднепровская и Русь Северная. До 882 г. Приднепровская Русь на западе включала верховья Горыни[17], т.е. ее территория непосредственно граничила с Полесьем. Если Русь – это Garđar, т.е. страна городов-городищ, то находящееся за ее пределами Полесье – это область за городами.

Появление городищ на территории Полесья следует отнести к VІІІ в. до н.э. Связаны они с милоградской культурой (VІІ – ІІІ вв. до н.э.)[18]. Милоградская культура охватывала преимущественно южную часть Беларуси и северную часть Украины к востоку от Случи (северной) и Горыни. Правда, ее памятники встречались и в Западном Полесье (вплоть до Беловежской Пущи), и в верхнем Понёманье.

Милоградская культура относится к кругу так называемых городищенских культур[19] лесной зоны Восточной Европы. К этим культурам, кроме милоградской, относятся культуры днепро-двинская (верховья Днепра и Западной Двины), юхновская (бассейн Десны), штрихованной керамики (центральная и северо-западная Беларусь, восточная Литва, восточная Латвия), верхнеокская[20]. К этому большому массиву археологических культур, в которых основным типом поселений являлись городища, принимает Брестско-Пинское Полесье, на территории которого всего несколько городищ, причем, почти все они расположены к его восточной пригорынской части. Таким образом, в середине и второй половине І тыс. до н.э. Брестско-Пинское Полесье представляло собой область за городами (=городищами), т.е. примыкало к большой области круга городищенских культур.

В связи с этим нельзя не упомянуть мысль известного белорусского археолога В.Ф. Исаенка (устное сообщение), который не исключает, что топоним Загородье со значением ’область в западном Полесье’ мог возникнуть в эпоху милоградской культуры. Правда, нет общепринятой точки зрения относительно этнической принадлежности милоградцев. Среди них могли быть славяне. Тогда в их среде мог возникнуть топоним Загородье и передаваться последующим поколениям. Если же среди милоградцев славяне практически отсутствовали, в таком случае более поздние славянские поселенцы могли образовать наименование Загородье как кальку, взятую из языка древних неславянских жителей Полесья.

Милоградскую культуру в Полесье сменила культура зарубинецкая (ІІІ в. до н.э. – ІІ в. н.э.)[21]. Зарубинцы поселились на милоградских городищах. В Полесье зарубинецкое население концентрировалось в основном к востоку от Горыни. Западнее – зарубинецких поселений было немного. Таким образом, и в раннюю зарубинецкую эпоху по характеру насыщенности городищами наблюдается противопоставление Западного и Восточного Полесья. В Западном Полесье (западнее Горыни) – единичные городища, в Восточном Полесье – обилие городищ. Позже зарубинцы оставили городища, стали жить в открытых поселениях. Новый этап истории городищ в Полесье наступает в конце І тыс. н.э. О нем речь шла выше.

Таковы возможные истоки полессского топонима Загородье .

Представляет интерес употребление этого топонима в новейшее время. 


[Стр 14]↑ 
 
Основные признаки области, называемой в средневековье Загородьем , следующие: более возвышенный характер по сравнению с соседними регионами, пониженная лесистость, слабая заболоченность, высокий процент распаханных земель. По таким особенностям сравнительно четко определяется граница Загородья с южной, восточной и в известной степени с северо-восточной стороны. Но на западе подобной границы нет. Указанными выше признаками характеризуется местность, простирающаяся далеко на запад до восточнославянско-польской этнической границы. Это дало основание некоторым исследователям западные пределы Загородья "отодвинуть" в Побужье. При выделении разного рода регионов нередко возникают трудности дать им наименования. Можно образовывать новые. Но, как правило, весомее наименования старые, опирающиеся на традицию[22]. Вот что произошло с топонимом Загородье. Польский географ Тутковский дал это наименование для возвышенного "полуострова" к западу от Пинска[23]. Впоследствии это наименование закрепилось в географической литературе для обозначения возвышенной равнины между Кобрином и Пинском[24]. Людвик Гродзицкий, польский географ, провел районирование Западного Полесья. Одна из выделенных им областей – Загородье[25]. Восточные его границы Л. Гродзицкий установил по рекам Ясельда и Пина в районе Пинска, западные – по Западному Бугу (в районе г. Бреста) и его притоку Лесной. Западнее Загородья находится Подля′шье (Подля′сье). Подчеркивая условность границы между Загородьем и Подляшьем, Л. Гродзицкий говорит, что Загородье "mało się  rózni od równie biezleśnego Podlasia".[26] Далее Л. Гродзицкий замечает, что в результате переосмысления названия Загородье произошло определенное несоответствие: за его пределами оказалось местечко Погост-Загородский и та часть исторического Загородья, которая расположена к северо-востоку от Ясельды. Загородское Заясельдье Л. Гродзицкий называет Великими Островами. Им выделены "острова": Логишинский, Погостский, Телеханский и Лунинецкий. Великие Острова Л. Гродзицкий считает продолжением Загородья. В отличие от  Загородья типичного они разделены между собой пониженными полосами. Л. Гродзицкий делит Западное Полесье на suche, т.е. возвышенное, и bagniste, т.е. пониженное. К возвышенному Полесью он относит Загородье, Великие Острова, Погорынье и Подляшье.

Известный польский этнограф и историк Ю. Обрембский[27] относит к Загородью почти ту же территорию, что и Л. Гродзицкий. Это междуречье Ясельды и Пины в районе Пинска и регионы, лежащие западнее вплоть до восточнославянско-польской этнической границы. Коренных жителей Загородья он называет Zagorodzianie По уровню этнической консолидации близкими к загородзянам он считал жителей Погорынья[28] .

Автор этих строк, разрабатывая проблему классификации говоров Брестско-Пинского Полесья[29], дал наименование загородские говоры основному диалектному массиву этого региона. Кроме того в нем выделены единицы: говоры севернозагородские, среднезагородские, южнозагородские и тороканские, диалектные зоны западнозагородская и восточнозагородская.

Этноним или катайконим загородцы как самоназвание малоупотребителен. Можно отметить засвидетельствованные нами единичные случаи, когда человек утверждал: "У нас Загородье, мы – загородцы". Зарегистрированы нами такие случаи в нескольких пунктах Дрогичинского и Пинского районов (Симоновичи, Лосинцы, Переспа, Дрогичин, Дубой, Домашичи, Пинск и др.). Но зачастую такая самоидентификация возникала под книжным влиянием. Например, утверждали следующее: "У нас Загородье, это отражено и на современных, и на польских картах", "В музее говорили, что у нас Загородье", "Учитель говорил", "Дедушка говорил – он был грамотный". Порою утверждали: "Мы – загородцы, нас ведь так заречуки называют".

Отмечу случай самоидентификации "У нас Загородье, мы – загородцы", сплавщиком леса, о чем уже писал[30]. Это мой дед, Климчук Фёдор Иосифович (1874 – 1950 гг.), бывший житель с. Симоновичи Дрогичинского района.

В конце ХІХ – начале ХХ вв. в западном Полесье большинство взрослых мужчин, крестьян и мещан, почти ежегодно в определенный период работали на сплаве леса[31]. Они из года в год бороздили полесские пространства и таким образом изучали Полесье. 

[Стр 15]↑ 
 
Выделяли в нем регионы более или менее возвышенные, болотистые или слабо заболоченные, лесные или занятые преимущественно полями, пастбищами, сенокосами и т.д. Различали жителей разных местностей по особенностям говоров, одежды, фольклора. Это были люди в основном малограмотные. Поэтому над ними не давлела новая книжная культура. Они ориентировались прежде всего на старые народные традиции. Поэтому сведения, полученные от бывших сплавщиков леса, приобретают особую ценность, даже если они единичные[32].

Итак, согласно сообщения Ф.И. Климчука (около 1948 – 1949 гг.), Загородье – это область между низовьями Горыни на востоке и районом Бреста на западе. Из нее исключаются сильно заболоченные местности. Загородье характеризовалось многими общими чертами говоров, быта, материальной и духовной культуры.

С топонимом Загородье связано наименование старинных путей, связывающих города Пинск и Кобрин: Старинный Загородский шлях (проходил около Ясельды) и Второй Загородский шлях (проходил около Пины)[33].

Рассматривая топоним Загородье и соответственно этноним (ранее катайконим) загородцы, необходимо отметить однокоренные наименования Подгорóдье (Подгородде) и подгорóдцы Употребляются они в двух значениях. Подгородцы в первом значении – это жители сел, прилегающих к городам Бресту и Пинску. К настоящему времени большинство этих сел вошло в городскую черту указанных городов.

Второе значение зарегистрировано нами (автором этих строк и П.А. Михайловым) в с. Рогозно Жабинковского района во время диалектологической экспедиции. Мы беседовали с большой группой местных жителей, собравшихся на улице. Когда зашла речь о диалектах и этнографических различиях на Брестщине, сразу же несколько человек заявили: "Мы --  подгорóдцi". Другие их поддержали. Отсюда следует сделать вывод, что это самоназвание устоявшееся. Далее последовало объяснение, кто такие подгородцы, почему так называются.

Итак, подгородцы – потому что издавна тесно связаны с городами Брест (Бэ′рэсть) и Кобрин (Кóбрэнь). К Подгородью относится полоса между Брестом и Кобрином. Она тянется далее за Кобрин, но неизвестно, как далеко. По этой полосе проходят железные дороги и автомагистрали межгосударственного значения. А в старину, когда не было железных и шоссейных дорог, здесь тоже проходили какие-то важные дороги. Насколько широкая полоса Подгородья? Во всяком случае входит в его состав весь Жабинковский район, исключая лишь несколько деревень в южной его части (Озяты, Старое Село и др.). Последние входят уже в Полесье (Поліссе), простирающееся далее на юг в пределы Малоритского района. Заметим, что в Жабинковском районе леса занимают 19% его территории, а в соседнем "полесском" Малоритском -- 40%. В ХVІ – ХVІІІ вв. Малоритчина и прилегающие территории (в том числе крайний юг нынешнего Жабинковского района) составляли Полесскую волость в составе Берестейского повета.

Подгородцы характеризуются специфическими чертами говора, быта, менталитета, этнографическими особенностями.

Подведем некоторые итоги.

Вероятнее всего возникновение топонима Загородье, являющегося обозначением области, относится к далеким временам, когда городов как центров ремесла и торговли еще не было. Городами тогда называли небольшие укрепленные поселения, городища. Вероятно в те времена Загородьем называлась область в Полесье, где было мало городищ. Она противопоставлялась соседним областям, в которых городищ насчитывалось большое количество. В Полесье городища часто концентрировались в заболоченных местностях (так называемые болотные городища). Поэтому за городами (т.е. городищами) оказывались более возвышенные, слабо заболоченные места. В связи с этим одним из характерных признаков Загородья стал его относительно возвышенный характер, слабая заболоченность.Древнюю Русь в Х – ХІІ вв. скандинавы называли Garđar, т.е. страной городов-городищ. Значительная часть Полесья определенное время не входила в состав Garđar-Руси, т.е. являлась пограничной областью, находилась за ее пределами, иначе, за городами.

[Стр 16]↑ 
 
В ХІ -- первой половине ХVІ вв. юго-восточная граница Загородья – это, по-видимому, участок границы Пинщины (волости, княжества, повета). Историческая память об этой границе сохранилась до нашего времени. Почти одновременно или чуть позже сформировался взгляд на иную границу – к северу от р.р. Пины и Припяти. О ней тоже до нашего времени сохранилась историческая память. Западные и восточные пределы  Загородья, локализующегося к северу от указанных рек, в известной мере менялись в зависимости от изменения границ Пинщины: 1-я половина ХVІ в. – от Дрогичина на западе до юго-западных границ нынешнего Лунинецкого района на востоке; б) ХVІ – ХVІІІ вв. – от западных границ нынешнего Дрогичинского района до р. Случь (северной) или, может быть, до устья р. Уборти; в) с конца  ХVІІІ до начала ХХ вв. – от восточных окраин нынешнего Ивановского района на западе до Лунинца и Кожан-Городка на востоке. Участок границы к северу от Припяти примерно между устьями р.р. Горыни и Уборти, о которой сохранилась историческая память, может быть восходит к ХVІ – ХVІІІ вв., а может быть к более раннему времени. Во втором случае, может быть, сказался более возвышенный характер северной части среднего Надприпятья по сравнению с южной частью. Северная часть среднего Надприпятья расположенна к тому же к северу от полосы поприпятских городищ ІХ – ХІІІ вв.

Северо-восточная граница Загородья, может быть, позднего происхождения. Но нельзя исключать, что ее истоки восходят к древним временам, когда такие области, как Понёманье и Случчина, характеризующиеся наличием большого числа городищ, противопоставлялись Западному Полесью, где обычно городищ было мало.

Западнополесские сплавщики леса в конце ХІХ – начале ХХ вв. иногда определяли территорию Загородья от низовьев Горыни на востоке до района г. Бреста на западе. Подчеркивался его возвышенный характер и общие черты в языке, особенностях быта жителей этого региона.

В современной географической литературе топоним Загородье закрепился за возвышенной равниной, расположенной между Кобрином и Пинском.

Ареал Загородья в работах ученых-исследователей:

а) Л. Гродзицкий, географ: от междуречья Ясельды и Пины в районе г. Пинска на востоке до р. Западный Буг в районе г. Бреста и р. Лесной.

б) Ю. Обрембский, этнограф и историк: от междуречья р.р. Ясельды и Пины в районе г. Пинска на востоке до Побужья в районе г. Брест.в) Ф.Д. Климчук, лингвист: от низовьев р. Горынь на восток до Побужья в районе г. Бреста.

Цифрами на картосхемах обозначены: 1 Гайновка, 2 Коссово, 3 Ивацевичи, 4 Ганцевичи, 5 Старобин, 6 Шерешево, 7 Пружаны, 8 Береза, 9 Белоозерск, 10 Святая Воля, 11 Телеханы, 12 Гутка, 13 Высокое, 14 Каменец, 15 Жабинка, 16 Рогозно, 17 Озяты, 18 Кобрин, 19 Антополь, 20 Симоновичи, 21 Хомск, 22 Дрогичин (Дорогичин), 23 Мотоль, 24 Иваново (Янов), 25 Дубой, 26 Логишин, 27 Погост-Загородский, 28 Городище, 29 Лунинец, 30 Кожан-Городок, 31 Микашевичи, 32 Домачево, 33 Малорита, 34 Дивин, 35 Радостово, 36 Небель, 37 Хойно, 38 Заречное, 39 Городная, 40 Видибор, 41 Столин, 42 Бережное, 43 Давид-Городок, 44 Туров, 45 Бережцы, 46 Заболотье, 47 Ратно, 48 Камень-Каширский, 49 Любешов, 50 Дубровица, 51 Влодава.

Алфавитный указатель населенных пунктов, обозначенных на картосхемах:

Антополь 19, Белоозерск 9, Бережное 42,  Бережцы 45, Береза 8, Брест, Видибор 40, Влодава 51, Высокое 13, Гайновка 1, Ганцевичи 4, Городище 28, Городная 39, Гутка 12, Давид-Городок 43, Дивин 34, Домачево 32, Дрогичин (Дорогичин) 22, Дубой 25, Дубровица 50, Жабинка 15, Заболотье 46, Заречное 38, Иваново (Янов) 24, Ивацевичи 3, Каменец 14, Камень-Каширский 48, Кобрин 18, Кожан-Городок 30, Коссово 2, Логишин 26, Лунинец 29, Любешов 49, Малорита 33, Микашевичи 31, Мотоль 23, Небель 36, Озяты 17, Пинск, Погост-Загородский 27, Пружаны 7, Радостово 35, Ратно 47, Рогозно 16, Святая Воля 10, Симоновичи 20, Старобин 5, Столин 41, Телеханы 11, Туров 44, Хойно 37, Хомск 21, Шерешево 6. 

[Стр 17]↑

 [1] Н.И. Толстой. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. М., 1995. С. 247.
[2] Этноним загородцы первоначально, вероятно, являлся катайконимом (название жителей по месту пребывания).
[3] S. Alexandrowicz.. Geneza i rozwój sieci miasteczek Białorusi i Litwy do połowy XVII w. // Acta Baltico - Slavica. 7. Białystok, 1970. S. 100.
[4] Акты, издаваемые Виленскою комиссиею для разбора древних актов. Т. 34. Вильна, 1909. С. 107, 145, 149, 161.
[5] Писцовая книга бывшего Пинского староства, составленная по повелению короля Сигизмунда Августа в 1561 -- 1566 годах Пинским и Кобринским старостою Лаврином Войною. Вильна, 1874. Часть 1. С. У. Часть 2. С. 189—549.
[6] А.И. Лозицкий. Пинск XVI столетия. Минск, 1994. С. 18 -- 20.
[7] Słownik geograficzny królewstwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. Т. XIV. Warszawa, 1895. S 283.
[8] А. Іоў, В. Вяргей. Нататкі пра старажытную Піншчыну, або Чаго не ведаў летапісец // Берасцейскія карані. Гісторыка-краязнаўчы і літаратурны зборнік. Брэст, 1993. С. 55 - 60.
[9] А. Мартос. Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни. Буэнос-Айрес. Аргентина, 1966. Репринт. Минск, 1990. С. 69.
[10] А. Мартос. Беларусь в исторической... С. 69.
[11] В.Д. Баран. Ранні слов’яни між Дністром і Прип’ятью. Київ, 1972. С. 67, 185 – 188. В.В. Седов. Восточные славяне в VІ – ХІІІ вв.// Археология СССР. М., 1982. С. 240 – 242, 244 -- 245.
[12] В.В. Седов. Восточные славяне... С. 245 – 246.
[13] Т.Н. Джаксон. Исландские королевские саги как источник по истории Древней Руси и ее соседей // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1988 – 1989 годы. М., 1991. С. 140 – 145.
[14] Древняя Русь. Город, замок, село // Археология СССР. М., 1985. С. 30 – 31, 39 – 44, 412 – 416.
[15] Древняя Русь. Город, замок... С. 30—31.
[16] Ю.В. Кухаренко. Средневековые памятники Полесья // Археология СССР. Свод археологических источников. Выпуск Е1 - 57 М., 1961. Таблица 1.
[17] А.Н. Насонов. "Русская земля" и образование территории Древнерусского государства. М., 1951. С. 29, 41, 51, 64—65 (карта), 130.
[18] О.Н. Мельниковская. Племена Южной Белоруссии в раннем железном веке. М., 1967. В.Е. Еременко. Археологическая карта милоградской культуры // Славяне. Этногенез и этническая история. Л., 1989. С. 76 – 105, карта.
[19] В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. М., 1998. С. 103.
[20] В.В. Седов. Славяне Верхнего Приднепровья и Подвинья. М., 1970. С. 11 – 36. Археалогія і нумізматыка Беларусі. Энцыклапедыя. Мінск, 1993. С. 250 – 252.
[21] Ю.В. Кухаренко. Зарубинецкая культура // Археология СССР. Свод археологических источников. Выпуск Д1 -- 19. М., 1964. Е.В. Максимов. Зарубинецкая культура на территории УССР. Киев, 1982. Л.Д. Поболь. Археологические памятники Белоруссии. Железный век. Минск, 1993.
[22] L. Grodzicki. Próba regjonalizacji geograficznej Polesia Polskiego. Brześć n/B, 1930. S. 8.
[23] L. Grodzicki. Próba regjonalizacji... S. 12.
[24] Атлас БССР. Минск – Москва, 1958. С. 105. Брестская область. Туристская карта. Москва – Минск: ГУГК СССР, 1982, 1989. Геаграфія Беларусі. Энцыклапедычны даведнік. Мінск, 1992. С. 57 – 58. География  Белоруссии. Минск, 1984. С. 45, 122, 123, 287. А. Смоліч. Геаграфія Беларусі. Менск, 1993. С. 28, 35, 36, 65, 284, 286, 287. Экономическая география Белоруссии. Минск, 1982. С. 11..
[25] L. Grodzicki. Próba regjonalizacji... S. 6 – 20, mapa.
[26] L. Grodzicki. Próba regjonalizacji... S. 6 – 7.
[27] J. Obrębski. Problem etniczny Polesia. // Sprawy narodowościowe. R. X, 1936, nr. 1 – 2. S. 1 – 24, mapa.
[28] J. Obrębski. Problem etniczny... S. 14.
[29] Ф.Д. Клімчук. Гаворкі Заходняга Палесся. Фанетычны нарыс. Мінск, 1983. Ф.Д. Клімчук. Заходнепалескія гаворкі // Беларуская мова. Энцыклапедыя. Мінск, 1994. С. 57, 218 – 219.
[30] Ф.Д. Клімчук. З лексікі цэнтральнага Загароддзя // З народнага слоўніка. Мінск, 1975. С. 140 – 141.
[31] С начала 1920-х годов промысел лесосплава в западном Полесье прекратился.
[32] Важные сведения о Полесье получены нами в 1954 г. от бывшего сплавщика леса Репихи Луки Иосифовича (1893 – 1977), тоже из Симонович. По его словам, Полесьем стали называть Дрогичинщину и соседние регионы с начала 1920-х годов, когда было образовано Полесское воеводство. Ранее, когда он работал на сплавах леса, знали местность Полѓссе. Оно было расположено к востоку от Горыни. В 1960-е годы он дополнил сведения о Полесье. Полесьем (Поліссем), по его словам, в прошлом могли ещё называть местности к северо-востоку от Ясельды и к югу от Днепро-Бугского канала – там много леса.
[33] Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Драгічынскага раёна. Мінск, 1997. С. 41.