ТЕМЫ, СТАТЬИМатериальная и духовная культура

 

ОБЩЕСТВО "ЗАГОРОДЬЕ"

      
Нина Мечковская. 

«Винцент Дунин-Марцинкевич не был автором водевиля ПИНСКАЯ ШЛЯХТА»

[Wiener Slawistischer Almanach 46 (2000) -- 225-238]

Здесь представлены первые сраницы...               Полностью - в архиве        Скачать

 1. Хронология и разбор известий о Пинской шляхте

 А. 1868г. Дунин-Марцинкевич в письме Яну Карловичу от 15.07.1868г. (датировка Я.Я.Янушкевича[1]), говоря о своем вкладе в обработку ludowej literackiej niwy, приводит нумерованный перечень своих книг, включая не пропущенные цензурой ludową powiastką "Karanacya" и перевод Рапа Таdeusza (всего 6 позиций, в числе которых нет Пинской шляхты). Далее говорится о том, где можно достать уцелевшие экземпляры Рапа Таdeusza, и затем — о своего рода обмене книгами и рукописями:

"O nadesłanie prac Pańskich najczulej upraszam, będą one pomieszczone w pamiątkach drogich mojemu sercu, obok pamiątek od Kraszewskiego i nieboszczyka Korzeniowskiego. Własnie jedzie jeden poczciwy szlachcic z naszych stron, który doręczy Panu Dudarza i Lucynkę, a do Wiszniewskiego wiezie dla przeczytania Pinskaja Szlachta i Szkice prowincyonalne[2].

 В приведенной выдержке, как и в письме в целом, не сказано, что автор Пинской гиляхты — это Дунин-Марцинкевич. Характерно, что рядом с водевилем названы Szkice prowincyonalne, автор которых неизвестен, и, принимая во внимание жанровый состав литературного наследства Дунина-Марцинкевича, трудно допустить, что Szkice написаны им.

 

В. 1885г. В марте 1885г. в петербургском польскоязычном еженедель­нике Kraj (№ 10), в редакционном некрологе памяти Дунина-Марцин­кевича Pieśniarz białoruski[3] говорилось:

[Стр. 225]↑

        3 1863г. Марцінкевіч цалкам адасобіўся ў сваей сядзібе. Пісаць не перастаў, але публічна ўжо не выступаў. [...] Колькі яго прац таго часу (як, напр. "Залёты", вадэвіль на мяшанай беларуска-польскай мове, "Пінская шляхта" па-беларуску) мае у сваіх зборах п. Аляксандр Ельскі (Замосце пад Мінскам). Добра было б каб пп. выдаўцы звярнулі на іх сваю ўвагу[4].

 

Сообщение о Залётах и Пинской шляхте было сенсационно неожи­данным. За месяц до него, в феврале 1885г., издатели Kraja, еще не зная о смерти Дунина-Марцинкевича (наступившей в декабре 1884г.), в преди­словии к статье А. Ельского O gwarze białoruskiej (№ 6) сообщали, что Дунин-Марцинкевич, "адзін з вядомых працаўнікоў на непрафесійнай дагэтуль ніве беларускага пісьменства", прислал в редакцию образец своего перевода Рапа Tadeusza А.Мицкевича, "мяркуючы, што пры пасрэдніцтве Krajи ўдасца яму знайсці выдаўца і апублікаваць пераклад [...][5]. Возникает вопрос: почему Дунин-Марцинкевич не заводил речи о Пинской шляхте и не хлопотал о ее публикации? Скорее всего, потому, что не он был автором произведения.

По-видимому, А.Ельски до кончины Дунина-Марцинкевича не знал о существовании Пинской шляхты. Аляксандр Ельски (1834-1916), извест­ный белорусский историк и этнограф[6] , диалектолог, библиограф, фольк­лорист и первый биограф Дунина-Марцинкевича (т.е. человек с профес­сиональной памятью на факты), в стихотворном шутливом послании Вінцуку Дуніну-Марцінкевічу (1872г., первая публикация — 1919г.), пере­числяя книги и персонажи Дунина-Марцинкевича (Здароў, Вінцэсъ, айцец 'Гапона"! / Табе паклон ад Гелікона / За "Вечарніцы" і за "Дудáра"/. І за "Навума" — сяла гаспадара), не упоминает ничего, что было бы связано с Пинской шляхтой, т.е. с произведением, самым близким по времени и самым талантливым. Более того, в послании звучит упрек айцу Гапона" в молчании и призыв вновь "запеть": Ды пацеш жа Мужычкоў, / Ім трэба песенькі сваей, / Дык ты ж, Вінцэсь, ты ім запей. / [...] Ты толькі нам зайграй: ду-ду! / Бо ўжо вельмі сумна стала, /Як твоя песня замаўчала[7] .

[Стр. 226]↑

 Скорее всего, после неудачи с изданием перевода Пана Тадеуша (1859) и трагических событий антиимперского восстания 1863-64 гг.[8], , до конца 60-х гг. Дунин-Марцинкевич не писал новых произведений. В 1867г., посылая на пробу в газету Виленский вестник начало своей стихотворной повести Былицы, рассказы Наума Приговорки (1857г., согласно датировке автора) он предлагает: "[...] я буду присылать свои сочинения, а господин редактор Вестника платить мне за всякую повесть")[9]. Возникает вопрос: почему автор, стремясь к сотрудничеству с газетой, в феврале 1867г. даже не обмолвился о новом не опубликованном водевиле Пинская шляхта (датируемом 1866г.) и хлопочет об издании повести, законченной им 10 лет назад? Скорее всего, он не был автором Пинской шляхты.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ..  . . . . 

[1] Я.Я.Янушкевіч, Беларукі дудар: Праблема славянскіх традыцый і ўплываў у творчасці В.Дуніна-Марцінкевіча, Мінск 1991, 121.

[2] Цит. по публикации в кн.: Я.Я.Янушкевiч, Беларукі дудар..., 123.

[3] Некролог был составлен редакцией на основе биографии Дунина-Марцинкевича, присланной А.Ельским, и подписан псевдонимом Ельского eli; перевод некролога на белорусский (Г.В.Кисялёва) см. в кн.: Пачынальнікі: 3 гісторыка-літаратурных матэрыялаў XIX ст., Укладальнік Г.В. Кісялёў, Мінск 1977, 162-165.

[4] Пачынальнікі..., 164.

[5] Цит. по кн.: Пачынальнікі..., 328.

[6] В 1864 г. Ельски создал в своем имении под Минском литературно-краеведческий музей, фонды которого насчитывали около 7 тысяч книг, 20 тысяч рукописей, более тысячи гравюр, коллекции картин, монет, археологических находок (А.І.Мальдзіс, "Ельскі Аляксандр Карлавіч", в: Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі: у 5 тамах. Т.2, Мінск, 1985, 416). 

[7] Цит. по публикации в издании: Беларуская літаратура XIX стагоддзя: Хрэстаматыя, Складальнікі і аўгары каментарыяў: АА.Лойка, В.П.Рагойша, Мінск 1988, 357-358.

[8] Дунин-Марцинкевич лично пострадал от правительственных репрессий: более года (с октября 1864 по декабрь 1865 г.) он находился под следствием в минской тюрьме (и это в возрасте 56 лет!), затем до конца жизни -- под почти постоянным надзором полиции (надзор был снят в 1872-74 гг. и восстановлен в 1876 г.), с запретом отлучки дальше Минска; за участие дочерей и жены в демонстрациях и пение запрещенного гимна Дунин-Марцинкевич был оштрафован (в размере 30% доходов), а дочь Камила выслана из края.

[9] Цит. по публикации письма в кн.: Вінцэнт Дунін-Марцінкевіч, Творы, Мінск 1984, 483; Быліцы, расказы Навума впервые напечатаны в минском журнале Полымя (1946, № 8-9, 94-108) по копии с рукописи Дунина-Марцинкевича, снятой в 20-х гг. И.И.Замотиным.