ТЕМЫ, СТАТЬИИстория

 

ОБЩЕСТВО "ЗАГОРОДЬЕ"

      
 
      Ф.Д.Климчук (Минск)  


     Некоторые дискуссионные вопросы средневековой истории Надъясельдья и Погорынья. 

О п у б л и к о в а н о:
Ф.Д.Климчук. Некоторые дискуссионные вопросы средневековой истории Надъясельдья и Погорынья // Palaeoslavica, XII/2004, No 1. Cambridge -- Massachusetts [USA]. С 5—28; 1,7 арк.
  

Карта 1    Карта 2    Карта 3     Карта 4   Карта 5           Скачать архив статьи с 5 картами... (Карты № 4,5 в оригинал статьи не вошли)

Страница со сносками к 1 части

1.Характеристика региона

  Надъясельдье – это бассейн реки Ясельды (250 км), Погорынье – бассейн реки Горыни (659 км)[1]. Обе реки – притоки Припяти: Ясельда – левый, северный, Горынь – правый, южный. Припять (775 км) – артерия правобережноднепровского Полесья. Полесье давно и особенно в последнее полстолетия вызывает большой интерес ученого мира, поскольку является одной из архаических славянских зон. Ясельда и Горынь примечательны, в частности, следующим. Ясельду и Горынь, а также участок Припяти между устьями этих рек ученые принимают за условную границу между Западным и Восточным Полесьем, при этом, считают, что она имеет глубокие исторические корни, восходящие к эпохе неолита[2]. Кроме указанных рек Ясельды и Горыни в их междуречье и в соседних микрорегионах в Припять впадает ряд других значительных рек. Левые притоки Припяти в этом регионе – Пина (40 км), Бобрик (109 км), Цна (126 км), Лань (147 км), Случь Северная (197 км); правые притоки – Стырь (494 км), Ствига (178 км). Крупный приток Горыни – Случь Южная (451 км), значительный приток Ствиги – Льва или Моства (172 км). В прошлом конфигурация речной системы этой территории была несколько иной[3]. Основное русло Припяти проходило значительно южнее Пинска. Струмень сейчас считается частью основного русла Припяти в районе Пинска, ранее это было отдельное русло или даже отдельная река. В районе Пинска Струмень протекал несколько восточнее нынешнего течения Припяти. Пина впадала в Ясельду, Ясельда впадала в Струмень. По основной части Пины прошел Днепровско-Бугский канал. В ХVI в. Пина начиналась на территории Дрогичинского района и состояла из двух истоков[4]. Северный ее исток начинался к северу от Дрогичина[5], южный – к западу от Ляхович, недалеко Ляхович они сливались. Верховья бывшей Пины в Дрогичинском районе (ее северный исток) ныне именуются 

Стр. 5.  
Ляховичским каналом. Полагают, что в более отдаленные времена Пина начиналась в нынешнем Малоритском районе[6]. 

Связывающим звеном бассейна Припяти с бассейном Вислы, впадающей в Балтийское море, являлся приток Вислы Западный Буг (831 км) с притоками Нарев (438 км) и Мухавец (112,6 км).

Ученые многократно касались рассматриваемого региона и, естественно, как и в других подобных случаях, не всегда приходили к единому мнению. Остановимся на некоторых спорных вопросах средневековой истории указанной области. 

2. Этнографические регионы 

Основные этнографические регионы, о которых будет идти речь, следующие. 

1) Среднее Погорынье. Это центрально-южная часть нынешнего Столинского района Брестской области Беларуси, основная часть Дубровицкого района Ровенской области Украины и некоторые прилегающие микрорегионы. На основной части Среднего Погорынья распространены среднепогорынские говоры[7]. 

2) Берестейщина -- Пинщина. Она занимает основную часть Берестейско (Брестско) – Пинского Полесья. Пинщина является подрегионом Берестейщины-Пинщины. Граница между Пинщиной и собственно Берестейщиной маловыразительна. На юго-востоке историческая и этнографическая Пинщина занимает западную часть Столинского района. 

3) Туровщина. Занимает в основном юго-западную часть нынешней Гомельской области Беларуси. В ее состав входит также восточная часть Столинского и юго-восток Лунинецкого районов Брестской области. 

4) или 3а) Давид-Городокщина или низовья Горыни. Это довольно обособленная часть исторической Туровщины. Давид-Городокщина испытала значительное западнополесское влияние. К ней примыкают населенные пункты, в которых бытуют говоры переходного характера[8]. 

3. Старинные пути 

Один из древних путей, соединявших Балтийское море с Черным, – это путь по Висле, затем по ее притоку Западному Бугу, далее -- по Припяти и Днепру. Функционировал он уже в начале нашей эры. Существует точка зрения о существовании водного пути из Балтийского моря по Висле, Западному Бугу, Припяти и далее на восток или юго-восток еще в эпоху верхнего палеолита – неолита[9]. Старинные торговые, а позже и военные пути были водными и сухопутными. Наиболее удобно сочетание одного и другого вида путей, когда параллельно с водным путем проходит сухопутный. Для этого необходимо, чтобы хотя бы один берег реки был относительно высоким или чтобы возвышенная местность отделяла от течения

Стр. 6.  
реки неширокая ее пойма. В Западном Полесье водный и сухопутный пути сочетались не всегда. Причиной тому или сильная заболоченность, или относительно возвышенный характер местности. Наиболее заболоченными являлись так называемые Пинские болота[10] и верхнее течение Припяти, начиная от района Пинска. Наиболее возвышенный западнополесский регион – центральное Загородье, расположенное на водоразделе Западного Буга и Припяти между городами Кобрином и Пинском. Для водных путей труднопроходимыми являются возвышенные местности, для путей сухопутных – местности заболоченные. Чтобы преодолеть такие местности, водные караваны использовали волоки (при небольшом расстоянии) или речки-«стрýги». «Стрýги» (местный западнополесский народный термин) – протоки, по которых в половодье, особенно весной, стекала талая вода в реку[11]. В некоторые периоды «струги» представляли собой настоящие реки. В настоящее время там проведены мелиоративные каналы. Сухопутные караваны совершали объезды заболоченных регионов или использовали «зи΄мники» (зимние дороги по замерзшему болотистому грунту). 

В литературе припятский путь обычно показывается по течению Припяти до ее истоков. В действительности ситуация была намного сложнее[12]. Водный путь шел по Припяти от ее устья, т.е. места впадения в Днепр, до района нынешнего Пинска. Здесь он разветвлялся. Южная ветвь шла по Припяти до ее истоков. Отсюда всего несколько километров до Западного Буга. По Западному Бугу – в Вислу, по Висле – в Балтийское море. Средняя ветвь от района Пинска шла по р. Пине до южной части нынешнего Дрогичинского района. Отсюда по речкам-«стругам», притокам Пины и по речкам-«стругам» притокам Мухавца – в Мухавец, по Мухавцу – в Западный Буг. При впадении Мухавца в Буг расположено Берестье (нынешний Брест). Северная ветвь от района Пинска шла по р. Ясельде до северной части нынешнего Дрогичинского района (район Хомска или средневекового Здитова-на-Ясельде). Здесь она в свою очередь разветвлялась. Северное ее ответвление проходило далее по Ясельде до ее истоков; отсюда – к истокам Нарева до его впадения в Западный Буг, или к верховьям притоков Нёмана, затем в Нёман. Южное ответвление: по речкам-«стругам» притокам Ясельды и речкам-«стругам» притокам Мухавца – в Мухавец. 

Сухопутный путь проходил по высокому берегу Припяти от ее устья до места впадения Горыни в Припять. Здесь он отклонялся к северу, проходя вблизи нынешних Кожан-Городка, Лунинца, Лунина, Погоста-Загородского; затем поворачивал на юго-запад к району нынешнего Пинска. Здесь путь разветвлялся. Южная его ветвь шла вблизи северного берега Пины до южной части нынешнего Дрогичинского района (район Ляхович); затем – по сухопутью вблизи нынешних Валовля, Городца к району Кобрина на р. Мухавец. Северная ветвь от района ПинскаСтр. 7.  
шла по южному берегу Ясельды. В районе Хомска – Здитова-на-Ясельде эта ветвь разветвлялась. Южное ее ответвление проходило вблизи нынешних Симонович, Торокани (теперь переименована в Именин), Городца к району Кобрина, а северное ответвление шло по Ясельде до ее истоков. Здесь оно в свою очередь тоже разветвлялось. Одна ветвь шла в бассейн Нарева, другая – в Понёманье. От района Кобрина рассматриваемый путь проходил вблизи берега Мухавца к району Берестья. Часть сухопутного пути от района Пинска, у южного берега Ясельды, затем к Кобрину именовалась «Старинным Загородским шляхом»[13]. Этот участок пути, а также его продолжение от Кобрина к Бресту имел важное значение в средневековье.

Припятские пути пересекались путями погорынскими. Водный путь шел с юга на север по р. Горынь, затем по участку Припяти от устья Горыни до устья Случи Северной, затем по Случи Северной. Сухопутный путь шел по высокому левому берегу Горыни или вблизи его почти до устья этой реки. Здесь путь разветвлялся. Одна ветвь шла на северо-восток в район Турова, другая – пересекала Припять. Здесь она сливалась с припятским путем. Ответвление от нее шло на север вблизи Случи Северной.

Припятский путь пересекал еще одни путь. Он шел с Понёманья на Волынь. Проходил этот путь по Ясельде от ее истоков до района Хомска – Здитова-на-Ясельде, затем по притоку Ясельды речке-«струге» Лосинцы, – до истоков, затем по р. Пине от истоков до района села Ляховичи. Весь этот участок пути, а также южная часть этого же пути по левому притоку Припяти, реке Турья, удобные и для водного транспорта, и для передвижения по суше. В местности, расположенной между селом Ляховичи и Припятью, много болот. На этом участке путь проходил по болотистым протокам, сухопутным путям и «зимникам». Кстати, на указанном пути на р. Пине близ ее истоков (ныне Ляховичский канал) возник нынешний районный центр Брестской области Дрогичин (Дорогичин). Это место разветвления пути по речке-«струге» Лосинцы у ее истоков: 1) восточная ветвь на р. Пину, 2) западная ветвь – на речку-«стругу», которая ныне именуется Валовельский канал (бассейн р. Мухавец). 

4. Племена 

Рассматриваемый регион являлся местом соприкосновения нескольких древнерусских племен: дреговичей, древлян, «вервиан-неривян», волынян. 

4а. Дреговичи, согласно «Повести временных лет», жили между Припятью и [Западной] Двиной. Археологические данные позволяют уточнить ареал их расселения[14]. Наиболее характерными археологическими эквивалентами дреговичей считаются дреговичские крупнозерненые бусы и (дреговичские) трехбусинные височные кольца[15].

Стр. 8.  
Подробнее остановимся на бусах, поскольку они наиболее полно представляют ареал расселения дреговичей и их колонизационные потоки. Всего обнаружено не менее 224 бусин и не менее 43 колец[16]. Основная масса найденых бусин (138, что′ составляет 61,6 % от их общего числа) распределилась по территории трех областей: на территории центральной и южной части Минской области (42 бусины), в западной части Могилевской области (западнее Днепра; 46 бусин) и в западной части Гомельской области (западнее Днепра; 50 бусин). Это основная территория расселения дреговичей. 

На этой территории выделяются две группы дреговичей: южная и северная. Южная группа – это потомки одной из групп славянских племен культуры Лука-Райковецкая[17]. Ареал ее расселения: поречье Припяти между низовьями Горыни и Днепром. Ареал северной группы – это часть бывшей банцеровской культуры (банцеровско-тушемлянско-колочинской общности) рубежа IV-V – первой половины VIII вв.[18] Последняя занимала основную часть нынешней Белоруссии и прилегающие регионы России и Левобережной Украины. Банцеровская культура, вероятно, включала славянское и балтское население, в том числе многочисленных славяно-балтских билингвов. Если принять весьма распространенную точку зрения, что славянское население среди носителей банцеровской культуры отсутствовало, то как объяснить следующее? В основном ареале белорусских говоров два диалекта: северо-восточный и юго-западный. Граница переходных говоров между ними весьма широкая, при этом, разные исследователи определяют их ареал по-разному, зачастую взаимоисключающе. Если бы в банцеровской культуре славянский компонент отсутствовал, а славяне в центральной Белоруссии появились только в Х в. в результате переселений с юга и севера, то севернее Минска существовала бы весьма четкая лингвистическая (диалектна) граница. Примечательно, что ареал банцеровской культуры близок к ареалу белорусских говоров ХІХ – начала ХХ вв. Это скорее всего свидетельствует о том, что эпоха банцеровской культуры имела существенное значение в истории этногенеза прабелорусов. 

К ІХ в. произошла относительная консолидация потомков надприпятской группы племен культуры Луки Райковецкой или ранних дреговичей и части банцеровцев. Фактически сформировался новый этнос – собственно дреговичи или поздние дреговичи. Каковы результаты этой консолидации? В плане культуры стал превалировать южный компонент – ведь археологическая культура собственно дреговичей ближе к культуре племен Правобережной Украины (особенно древлян), чем к культуре кривичей, населяющих северо-восточную Белоруссию и соседние регионы России. Что касается языка, то, как показывает языковая ситуация на рассматриваемой территории в более позднее время, доминирующими оказа

Стр. 9.  
лись говоры славян-банцеровцев[19], так как юго-западный диалект белорусских говоров при наличии в нем южных черт составляет одно целое с северо-восточным диалектом белорусского языка. Каким был говор ранних дреговичей, проживающих в поречье Припяти? Скорее всего, первоначально это был какой-то архаический восточнославянский говор. Вероятно, он существенно отличался от говора тех славян-банцеровцев, потомки которых позже стали дреговичами, ибо предки южных и северных дреговичей в течении продолжительного времени входили в состав разных археологических культур. Позже, входя в состав дреговичского племени, южные дреговичи не могли не испытать языкового влияния дреговичей северных. В настоящее время на территории ареала южных дреговичей распространены говоры туровско-мозырской группы юго-западного диалекта белорусских говоров[20]. 

Наиболее ранние памятники дреговичей выявлены на территории поречья Средней Припяти. Это дает основание исследователям считать первоначальным ядром дреговичей их южную ветвь. 

Выше шла речь об основном ареале дреговичей, где найдено 61,6 % всех бус дреговичского типа. 33 % дреговичских бус (74 бусины) найдены на большой территории, которую условно назовем дреговичской периферией. Распределяются дреговичские бусы в указанной зоне следующим образом: Волынская область Украины – 27 бусин (г. Луцк и его окрестности), Житомирская область – 20, Брестская область Белоруссии – 8 (Каменецкий район – 5, Столинский район – 2, г. Брест – 1), Подляшское воеводство Польши – 7, Ровенская область Украины 7, Гродненская область Беларуси – 5. Дреговичскую периферию можно разделить на две области. Первая – это Понёманье и основная часть Белостокщины. Славяне начали проникать сюда довольно рано, но еще в середине І тыс. н.э. здесь преобладали балты. Позже в этой области поселились представители разных славянских племен (кривичи, волыняне, древляне, мазовшане), но преобладали среди них дреговичи. В настоящее время на этой территории бытуют говоры гродненско-барановичской (понёманской) группы юго-западного диалекта белорусского языка. Вторая область дреговичской периферии – это земля древлян, а также Берестейско-Пинское и Волынское Полесье. Население этих земель, возможно, какое-то время входило в состав дреговичского племенного союза или являлось «конфедератами» дреговичей. В этих землях скорее всего поселились отельные группы дреговичей. 

Известно еще 12 дреговичских бус, обнаруженных на других территориях: Витебская область Беларуси – 2 бусины, Украина (области Черниговская, Черкасская, Киевская, Сумская, Хмельницкая) – 7, Россия (Брянская область) – 2, Латвия – 1. Подкрепляют сведения о дреговичах другие дреговичские этноопределяющие памятники – это трехбусинные крупнозерненые височные кольца[21]. Выявлено их

Стр. 10.  
 не менее 43-х. Из них 25 (58,1 %) найдены в западной половине Гомельской области, 11 (25,6 %) – в западной части Могилевской области, 5 – в Брестской области (4 в Каменецком районе, 1 – в Столинском), 2 кольца обнаружены в Волынской области.

4б. Древляне (деревляне). Согласно «Повести временных лет», «…зане с±доша в л±с±х», к северо-западу от Киева. Их столица – Искоростень (нынешний Коростень). Ареал расселения древлян по археологическим данным: нынешние области Украины – Житомирская, восточная часть Ровенской (до р. Горынь), северо-западные окраины Киевской. Продолжение этого ареала в Белоруссии – низовья р. Горынь и сопредельные микрорегионы. Но в нижнем Погорынье встречались также поселения дреговичей и, видимо, представителей других племен. Основной этноопределяющий археологический признак древлян – наличие в курганах зольной прослойки выше погребения[22]. На территории Столинского района Брестской области, расположенного в низовьях Горыни, курганы с этноопределяющими признаками древлян выявлены в селах Видибор[23] и Отвержичи[24]. Курганы с этноопределяющими признаками дреговичей – в с. Теребежово. Соответственно в соседнем Житковичском районе Гомельской области первые (древлянские) курганы обнаружены в селе Хильчицы, вторые (дреговичские)– в селах Хильчицы и Рычево[25]. 

По мнению некоторых исследователей, ареал расселения древлян был более широкий. Е.И.Тимофеев полагает, что к древлянским следует отнести памятники в низовьях Стыри и Стохода[26]. Ю.В.Кухаренко относил к древлянским могильник у с. Дружиловичи Ивановского района Брестской области[27]. По мнению М.Ю.Брайчевского, на западе ареал расселения древлян доходил до Западного Буга[28]. 

Данные народных говоров дают основание полагать, что древлянский этнический компонент присутствовал в Берестейско-Пинском Полесье[29]. По нашему мне

Стр. 11.  
нию, древлянский субстрат, возможно, отражен в так называемых севернозагородских говорах. 

4в. Западное Полесье или «вервиане-неривяне». Относительно племенной принадлежности средневекового населения Западного (Берестейско-Пинского и Волынского) Полесья у исследователей нет единства во мнениях. Одни ученые относят его к дреговичам[30], другие – к волынянам[31], третьи – к древлянам[32]. Однако, наиболее типичные памятники дреговичей локализуются к северо-востоку от Западного Полесья или на его северо-западных (р-н Каменца) и юго-западных (р-н Луцка) окраинах (см. выше о дреговичах). Наиболее типичные памятники волынян находятся к югу от линии Луцк–Ровно[33], наиболее типичные памятники древлян – к востоку от р. Горынь[34]. Таким образом, средневековое славянское западнополесское население, будь оно дреговичское, волынянское или древлянское, по отношению к каждому из этих племен являются группой периферийной. Если мы сопоставим все названные точки зрения, то получим, что для Западного (Берестейско-Пинского и Волынского) Полесья в канун образования Киевской Руси характерно определенное археологическое единство, характеризующееся в известной степени переходностью между дреговичами, волынянами и древлянами. Но, если это отдельная археологическая общность, то она должна соответствовать какому-то восточнославянскому племени. Правда, наименования восточнославянских племен, зарегистрированных «Повестью временных лет», «распределены» между археологическими общностями. Для населения Западного Полесья в этом выдающемся письменном памятнике, кажется, этнонима нет. В одной из работ мы высказали мнение, что рассматриваемой западнополесской археологической общности мог соответствовать этноним, который использует Константин Багрянородный (De adm. 9:107): вервиане (Βερβιάνοι), а Географ Баварский -- неривяне (neriuanі).[35] Возражают, что вервианами Константин Багрягородный назвал древлян. Но ведь у этого автора для древлян есть наименование, -- это Δερβλενίνοι (De adm. 37:44).

Академик В.В.Седов на большом фактическом материале убедительно показал, что на тех восточнославянских землях, где после ХІІ в. смены населения не происходило, ареалы средневековых славянских археологических общностей близки ареалам нынешних диалектных единиц[36]. Нынешние говоры Берестейско-Пинского Полесья, с одной стороны, и Волынского Полесья – с другой, представляют

Стр. 12.  
 две диалектные единицы[37]. Но генетически они восходят к одной диалектной группе, представляющей собой диалектное единство[38]. Это языковое единство может отражать существование в прошлом единства племенного.

Впрочем, западнополесское диалектное единство не является единством абсолютным. В западнополесских говорах выделяется несколько типов[39]. В основных типах отражены связи говоров Западного Полесья с говорами иных регионов (восток, юго-восток, юго-запад)[40] или сохраняется много славянской архаики (городнянский тип)[41]. Это скорее всего является свидетельством того, что Западное Полесье заселялось представителями нескольких славнянских этнических единиц. В результате формирования здесь отдельного западнополесского племени эти единицы скорее всего относительно “перемололись”. Кстати, археологические данные подтверждают заселение Западного Полесья представителями разных племенных общностей[42]. Кто же такие вервиане-неривяне, если таковые населяли Западное Полесье? Может это племя, которое сформировалось в рассматриваемом регионе после значительных приливов извне или племя, которое здесь жило до указанных приливов? А может в этом племени можно видеть и тех, и других? 

4г. Волыняне. Существует две точки зрения на ареал расселения волынян. Первая точка зрения локализирует этот ареал в южной Волыни, на территории южнее Луцка и Ровно[43]. Согласно второй, волыняне заселяли Южную Волынь, Волынское Полесье и Брестско-Пинское Полесье[44]. Наиболее вероятно, что первоначальным ядром волынян являлась Южная Волынь, а позже в состав волынского племенного союза вошло население Западного (Волынского и Берестейско-Пинского) Полесья[45].

В связи с этим представляют интерес современные народные интерпретации северной границы волынцев. Как сообщила украинский диалектолог А.А.Козачук (устное сообщение), изучавшая лексику волынских говоров[46], жители северной части Волынской области называют волынцами жителей южной ее части, т.е. территории к югу от Луцка. Себя они волынцами не называют. И это несмотря на то, что их регион теперь является частью Волынской области, ранее – частью Во

Стр. 13.  
лынского воеводства, ранее – Волынской губернии, ранее – Волынского воеводства, еще ранее – Волынского княжества. 

Иначе говоря, жители Берестейско-Пинского Полесья, как правило, себя волынцами не называют. Так их иногда так называют жители других регионов. Этот факт зарегистрирован нами в Мядельском районе Минской области и в Круглянском районе Могилевской. У старожилов Брестской области представление о Волыни как о крае с урожайными землями, но крае не близком. Сравн.: “На Волы΄ні ро΄дыть хліб і на голы΄ны” ‘на Волыни и на ветке родит хлеб’ (Дрогичинский район). Рассказывали, что жители Дрогичинского района удивлялись следеющему несоответствию. По рассказам людей старшего поколения, Волынь – это край с урожайными землями, а вот северные регионы “административной” Волыни, т.е. Волынской губернии, сильно заболоченные, земли там бедные. 

4д. “Парад” этнонимов. В литературе бытует мнение, что в регионе между верховьями Западного Бега и Ясельдой жило восточнославянское племя, которое первоначально именовалось дулебами, затем бужанами, наконец – волынянами. Почему же менялись названия? Не понравилось старое наименование, собрались, проголосовали, дали этносу наименование новое? Очевидно, что это не так. Готский историк VI в. Иордан писал о славянах, что «их названия теперь меняются соответственно различным родам и местностям»[47]. Надо полагать, когда малое племя возглавляло какой-нибудь племенной союз, оно передавало ему свое имя[48]. Племенные союзы порою распадались, и на их месте образовывались другие союзы, которые могли “возглавить” другие малые племена.  

4е. Бужане. Нередко в литературе можно встретить утверждение, что Берестейско-Пинское Полесье населяли бужане, а другие названия этого племени – дулебы и волыняне (см. выше – “Парад” этнонимов.).О бужанах есть два упоминания: в “Повести временных лет” и у Географа Баварского. В “Повести временных лет” говорится: “... Бужане с±доша по Бугу посл±же Велын³не”. В Тверской летописи между словами “посл±же” и “Велын³не” стоит слово “прозвашася”. Скорее всего, это позднейшая вставка. Из приведенного отрывка неясно: 

1) по какому Бугу сидели бужане – Западному или Южному, 

2) и какое значение, временное или пространственное, имеет здесь слово “посл±же”[49]. Согласно Географу Баварскому, бужане (Busani) являлись многочисленным племенем, «градов» у них – 231[50]. Исходя из приведенных свидетельств, можно сказать следующее. Мы не можем утверждать, что в Западном Полесье существовала «бужанская» эпоха. Но, в свою очередь, мы не можем исключать, что население Западного Полесья какой-то период входило в состав бужанского союза.Стр. 14.  
 Если предположить, что основное ядро бужан находилось за пределами Западного Полесья, -- а это весьма вероятно[51], -- то нельзя также исключать миграций какой-то части бужан, в западнополесскую область.  

5. Протогосударственность 

В работах ряда ученых история часто преподносится таким образом, как будто смена первобытнообщинного строя эпохой государственности происходила весьма резко. Читатель воспринимает это примерно таким образом: люди легли спать при первобытнообщинном строе, а проснулись в эпоху вполне сформировавшейся высокоразвитой государственности. 

Ясно, что это абсолютно нереально. Для того, чтобы сложилась высокоразвитая государственность, необходим длительный период, в течение которого формировались бы атрибуты государственного строя. Поэтому неслучайно исследователи выделили такой общественный институт, как протогосударственность. В ней уже есть признаки государственности (союзы племен, которые перерастали в ранние государства, племенные «княжения» и др.), но еще многое остается от предшествующей эпохи.   

Началом Киевской Руси, высокоразвитого восточнославянского государства, обычно считают 882 год, когда князь Олег захватил Киев и сделал своей столицей. До этого существовали отдельные государственные образования: Русь Южная с центром в Киеве и Русь Северная с центром в Новгороде и Ладоге. Русь Южная и Русь Северная тоже не могли возникнуть мгновенно. Им тоже должны предшествовать какие-то иные (прото) государственные образования. В «Повести временных лет» названо несколько племен, которые имели свои «княжения». Среди них были древляне и дреговичи, о которых речь шла выше. Каков характер этих «княжений»? Некоторые исследователи считают их государственными образованиями, иные – протогосударствами. В любом случае элементы государственности были им присущи. Исследователи также считают, что «княжения» имели не только те племена, о которых сказано в «Повести временных лет», но и другие. В арабских источниках говорится о «царях» у дулебов (дулаба) и волынян (валинана), а также о славянской стране Дира, в состав которой входили многие области[52]. Ученые полагают, что страна Дира – это Южная Русь во времена правления князя Дира, о котором говорится в «Повести временных лет». Восточнославянским «протогосударствам» была характерна определенная рыхлость: они могли быть совсем небольшими по занимаемой территории; они могли организовываться в крупные «державы» и создавать большие армии, но через какой-то промежуток времени такие «державы» распадались; часто объединение происходило вновь, а затем -- снова распад, вновь объединение, увеличение территории, уменьшение территории и т.д. В связи с этим интересны сведения арабского историка Аль-Ма

Стр. 15.  
суди[53] о «племени» валинана (волынянах). Он, в частности, пишет: «Славяне… составляют различные племена, между коими бывают войны и они имеют царей… Из этих племен одно имело прежде в древности власть (над ними), его царя звали Маджак, а само племя называлось Валинана. Этому племени в древности подчинялись все прочие славянские племена, ибо (верховная) власть была у него и прочие цари ему повиновались. …Впоследствии же пошли раздоры между их племенами, порядок был нарушен, они разделились на отдельные колена и каждое племя избрало себе царя,…» [54]. 

О времени вхождения Западного Полесья в состав Киевской Руси нет единой точки зрения. Часто называют 981 год, когда Владимир Святославич ходил на ятвягов. Скорее всего, -- это время окончательного закрепления Западного Полесья за Киевской Русью. Называют середину Х в. и обосновывают это следующим[55]: арабский автор Х в. Ибрагим ибн-Якуб сообщает, что владения польского князя Мешко соседствуют на востоке с Русью. Нельзя исключать и другого свидетельства: арабский историк Аль-Масуди (1-я пол. Х в.), рассказывая о славянском царе Дира (киевский князь Дир?), называет его первым из славянских царей и говорит, что «он имеет обширные города и многие обитаемые страны…»[56]. В числе этих «многих обитаемых стран» могло быть и Западное Полесье.

При всем этом необходимо учитывать, что «княжения» могли входить в состав Руси, затем выходить, снова входить и т.д. Ведь ранняя эпоха Киевской Руси – эпоха раннегосударственная, не до конца преодолевшая черты протогосударственной эпохи. До реформы великого князя Владимира Святославича в 988 г. в состав Руси входили «княжения», подчинявшиеся великому князю, но в них сидели племенные князья или их потомки. 

Протогосударственная эпоха в Западном Полесье, как и во всей Восточной Славии, покрыта мраком неизвестности. В письменные источники попали всего лишь отдельные сведения. Там, где эта «протогосударственность» существовала, могли быть свои центры, а эти центры могли обнаружить археологи. Следами этих центров могли быть так называемые «протогорода» и «княжеские» курганы, т.е. не средневековые города, а довольно крупные населенные пункты эпохи становления государственности с некоторыми признаками городской жизни и курганы, характеризующиеся большими размерами[57]. Приведем «список» протогородов и “княжеских” курганов на территории Восточной Славии.
  
Далее...