ТЕМЫ, СТАТЬИ  

 

ОБЩЕСТВО "ЗАГОРОДЬЕ"

 

Ю.А.Борисюк

О гипотезах, границах и псах-рыцарях или к вопросу об интерпретациях А.В. Козинским топонимов Кобринского района (продолжение)

 

Теперь обратимся к гипотезе Козинского о перенесении границ из Загородья в Подляшье и русских крепостях Дрогичине, Бельске и Гайковке.

     Нет сомнения в наличии древнего поселения в районе дер.Бельск. Возле дер. Бельск и дер. Новоселки найдено несколько десятков каменных топоров и наконечников стрел, однако, эти артефакты относятся к более раннему дославянскому населению. Наоборот, с более поздним периодом связано, расположенное рядом урочище Княжая Гора, на котором, по преданию, похоронена княгиня Ольга (скорее всего владимиро-волынская княгиня Ольга Романовна конец XIII века (см. Ю.Борисюк «Княжая Гара на Кобрыншчыне»). На Княжей Горе производились археологические разведки, но славянских древностей пока, не обнаружено.

     Отдельно остановимся на дер.Гайковка. По местной этимологии название произошло от слова «гаёвые» - охранники леса (гая), кстати, сейчас слово «гаёвый» в просторечье значит «гаишник», «сотрудник ДПС». Это наглядный пример ошибочности народной этимологии названий населенных пунктов. Господин Козинский предлагает свою стройную гипотезу образования топонима Гайковка: «На основании чего же можно вывести родство названий Гайновка и Гайковка? В основе обоих топонимов слово «гай», означающее на местном наречии лес, расположенный на возвышенности. Причем в Гайковке такой лес мог быть очень небольшим и в уменьшительном варианте называться «гаёк» (отсюда и Гайковка). Топоним Гайновка разбивается на два корня «гай» и «нов», то есть «Новый гай» (исходя из традиции населенный пункт назывался не Гайновка, а Новогаё(е)в или Новогайковка, как в случае с Новгородом, Новогрудком, Новоселками, Новосадками и т.д. – прим. Борисюк). Надо понимать, что для переселенцев из Гайковки обширная Беловежская пуща, на окраине которой расположилась новая крепость Гайновка, была новым лесом».

Вместе с тем, в случае с этим населенным пунктом мы не только можем предложить совершенно другое объяснение происхождения названия дер. Гайковка, но и точную дату начала истории данного населенного пункта. В 1540 году польский король Сигизмунд I Старый пожаловал своему конюшему Гайке (эмоционально-оценочная форма латинского имени Гай, например, Гай Юлий Цезарь) землю возле дер. Озяты. В 1555 году король Сигизму́нд II А́вгуст пожаловал Александру Миколаевичу Гайке (уже фамилия – прим. Борисюк) права на церковь в селе Озяты, так у него рядом расположена усадьба. Согласно Ф.В. Покровскому в начале ХХ века в Озятской церкви хранилась «очень ветхая икона Николая Чудотворца, с вырезанною на ней ризою. В нижних углах помещаются изображения мужчины, в козацком костюме, и женщины: это вероятно строители храма, по фамилии Гайка. Постройка церкви в с.Озятах относится к XV или XVI вв.; к тому же времени относится вероятно и происхождение иконы».

В результате так как мы убедительно доказали, что до 1549 года село Гайковка не существовало, то оно тоже выпадает из предложенного А.В. Козинским стройного ряда древнерусских фортеций на границах Загородья.

Следует отметить, что эпоху железа на Полесье, начавшуюся в VII в. до н.э., связывают с восточнопоморской археологической культурой. Однако этническая принадлежность племен остается неясной. Одни исследователи считают их славянами, другие - германцами либо балтами. Потому не решен вопрос, какие племена населяли Кобринщину после II в. н.э., когда восточнопоморская культура прекратила свое существование. Через эту территорию тогда перемещалось множество племен, в том числе готы, гепиды и пр. Комплекс их древностей (II-IV в. н.э.) получил название вельбарской археологической культуры. Она исчезает в IV в. н.э. Скорее всего, ее племена на территории Кобринщины, как и всей юго-западной Беларуси, были ассимилированы местным населением.

 

Продолжение